Сексология | Открытие женского оргазма

Открытие женского оргазма

Открытие женского оргазма

Доклад Кинси был обширным коллективным исследованием. Трудно переоценить ту роль, что сыграли высказанные в нем соображения. Он спокойно и невозмутимо ставил под сомнение ценности, которые казались непоколебимыми, и был тут же принят на вооружение маргинальными группами. «Третий пол» – мужчины и женщины, испытывающие влечение к себе подобным, – заявили о своих правах, а их особая сексуальная ориентация сразу стала предметом изучения. Именно тогда исследователи обратились к истории феномена – к свидетельствам о лондонских геях 1700-х годов.

Сексологи, опираясь на исследования Кинси и его коллег, пришли к выводу, что лишь малая часть населения США может считаться исключительно гетеросексуальной или гомосексуальной. У большинства людей на протяжении жизни проявляется влечение то к противоположному, то к своему полу. В исследовании 1953 года Кинси отмечает, что от 3 до 10 % опрошенных женщин имели опыт однополой связи, а к 40 годам 19 % женщин хотя бы раз вступали в половой контакт с другой женщиной.

Оказалось, что в большой книге жизненной реальности есть место всему, хотя до Кинси это считалось извращением или вопиющим нарушением приличий. Мнения опрошенных были подкреплены данными исследований. Ученые объявили, что они стремятся к свободной и непредвзятой интерпретации данных и речь идет об обычной биологической проблеме, поставленной еще Фрейдом. Они подчеркнули, что анализ человеческого поведения в его материалистическом, животном аспекте не принят в американской и английской традиции, где подобная интерпретация воспринимается как нечто недостойное культурной и образованной нации. Действительно, многие читатели именно так восприняли некоторые утверждения, например такое: мастурбация – не «грех рукоблудия», но весьма распространенное занятие.

Открывался путь к дальнейшим исследованиям, к спорам и дискуссиям, одним словом, к формированию нового взгляда на сексуальность. И тут разразился скандал.

Женское сладострастие

В 1966 году в невозмутимое озеро общественного спокойствия был кинут еще один камень. Уильям Мейстерс и Вирджиния Джонсон опубликовали биолого-психологическое исследование «Ответы на вопросы о сексуальном поведении человека». В этой работе впервые был предложен анализ женской сексуальности. Выводы делались на основе опроса 487 женщин, причем вопросы задавались в лаборатории сразу после того, как женщина испытала оргазм. Было выделено 3 этапа женского оргазма. На первом перехватывает дыхание, а затем появляется особое ощущение в области клитора, которое распространяется на всю тазовую область. Многим женщинам кажется, что в этот момент у них выделяется жидкость. Исследователи замечают, что мужская – ошибочная – точка зрения на оргазм у женщин предполагала, что они выделяют особое семя.

Именно так думал Уолтер – анонимный автор «Моей тайной жизни», написанной в XIX веке. Он упорно пытался понять, что именно испытывают его многочисленные партнерши. В теле соблазнителя скрывалась душа сексолога!

На втором этапе оргазма, выделенном Мейстерсом и Джонсон, горячая волна охватывает тазовую область, а затем распространяется по всему телу. На третьем этапе происходит нечто вроде непроизвольных содроганий, особо чувствительных в области влагалища или таза.

Некоторые из опрошенных женщин разделяют два последовательно сменяющихся состояния:
спазм, а вслед за ним вибрация или пульсация. В ходе дальнейшего исследования авторы отмечают, что нормальными можно считать 5–8 сильных сотрясений «органической платформы» во время оргазма, 8–10 сотрясений опрошенные воспринимали как своеобразный физиологический эксперимент, а 3—5 сотрясений для многих – «нежное сладостное переживание» (так не считают женщины в менопаузе, обладающие большим сексуальным опытом). Беременные женщины чувствуют оргазм острее, особенно во втором, а то и в третьем триместре беременности.

Но Мейстерс и Джонсон считают своим долгом заявить, что их исследование носит исключительно клинический характер и не исчерпывает индивидуального разнообразия наслаждения, которое каждая женщина может испытывать по-своему.

Косвенной целью книги была реабилитация мастурбации. В американском обществе на мастурбацию наложено особенно сильное табу. Авторы книги оспаривают убеждение Фрейда, согласно которому зрелые женщины не мастурбируют. По их наблюдениям, cамостимуляция происходит на всем протяжении сексуальной жизни женщины. Более того, многие женщины не ограничиваются однократным оргазмом во время стимуляции клитора, но повторяют его по нескольку раз, пока не дойдут до изнеможения. При этом авторы не стремятся пропагандировать самоудовлетворение, они лишь хотят снять с него ореол запретности и ввести в практику гетеросексуальных сношений как один из способов эротического возбуждения. Эта цель оказалась достигнута далеко не сразу, зато посыл, содержащийся в книге, был сразу принят на вооружение феминистками и геями. Они использовали его, чтобы заявить о праве на собственную сексуальную свободу и восстать против стеснительных норм и запретов.

В 1970 году Энн Кедт опубликовала книгу «Миф о вагинальном оргазме»; в 1971 году вышла книга, написанная коллективом бостонских женщин, под названием «Это наше тело, и оно принадлежит нам». Сочинение стало настоящей библией движения за сексуальные права женщин, в том числе права на мастурбацию. За тридцать лет книга разошлась в 4 миллионах экземпляров на 16 языках! В 1974 году Бетти Додсон выпустила бестселлер под названием «Освобождение мастурбации: размышление о самоудовлетворении», до 1996 года он был переиздан 6 раз.

Подлинная сексуальная революция ХХ века затронула в первую очередь женщин.

Она началась в 1950-е годы в США и два последующих десятилетия шла полным ходом, все ускоряясь. Закономерно, что потребность в коренных изменениях возникла именно там, где общество испытывало самые сильные страхи и волнения по поводу сексуальных запретов и сексуальной свободы. Американцы того времени были особенно угнетены патриархальными принципами в сексуальной сфере жизни (и это доказали доклады Кинси). Вместе с тем американцы более, чем кто-либо, умели добиваться свободы от угнетения, в чем бы оно ни проявлялось. Одна исследовательница, размышляя в 1990 году о том, к чему привела «война полов», справедливо заметила, что американцев приучили относиться к Эросу с предубеждением и даже страхом. Он ассоциируется у них со страстью, плотским вожделением, опасной и неконтролируемой силой. Вот почему Эрос считался чем-то пугающим даже в семейной жизни, и требовалось постоянно сдерживать эмоции. Но наше поколение, заявляет она, научилось рано и очень искусно сдерживать свои желания. Мы уверены, что «наш страх перед Эросом не способен разрушить цивилизацию».

Говоря другими словами, по ту сторону Атлантики все еще продолжается сексуальная революция, так как противостояние традиционных взглядов по-прежнему очень сильно. И благонамеренные американцы, и неоконсерваторы считают защиту гетеросексуальной семьи одним из социальных приоритетов. Несмотря на то что в последние 50 лет постоянно шли разговоры о сексуальности, семья до сих пор воспринимается как образец удовлетворения чувств и потребностей любого рода и стоит выше простого плотского наслаждения. Многочисленные сочинения пишутся об этом, и многие из них имеют успех. Вместе с тем в частной жизни тема семьи и секса все еще окутана тайной и завесой молчания. Чем больше говорят об этом в публичных местах, тем менее ясна роль семьи и секса в жизни каждого человека. Былая репрессивная культура не сдает своих позиций и молча сопротивляется. К началу XXI века мнения еще более поляризовались, а противостояние двух враждебных сторон усилилось как никогда.

Революция в контрацепции

Основной путь к освобождению женщины от тирании сексуальности, связанной исключительно с деторождением, лежит через противозачаточные средства. Они существуют уже с шестидесятых, но применяют их не все, причем по разным причинам: часто семейная, общественная и культурная традиция не позволяет использовать их. Первое из противозачаточных средств, оральный женский контрацептив, был изобретен американским ученым Грегори Пинкусом в 1950-е годы, а в 1960-е он поступил к потребительницам. Противозачаточная таблетка – это несомненно одно из самых революционных изобретений века. За скромную цену (поначалу упаковка таблеток на месяц стоила 11 долларов) женщина получает возможность контролировать свою детородную функцию. Никогда еще за всю историю человечества у женщин не было такого права .

Совсем не случайно Пинкус проводил исследования в то же время, что и команда Кинси, и незадолго до открытия женского оргазма Мейстерсом и Джонсон. К середине ХХ века в американском обществе, очень пуританском и очень озабоченном проблемой секса, назрела проблема, принимавшая разные формы.

Позже, в 1970-е годы, постепенно происходит психологическое освобождение женщины, причем не только на уровне отношения к телу – благодаря феминистскому и гомосексуалистскому движению в этой области уже произошли значительные перемены. Освобождение происходит на законодательном уровне, так как в 1973 году Верховный суд США легализует аборты. На ясном небосклоне американской семьи раздался удар грома!

Масштаб этого решения можно ощутить и по сей день, хотя противники абортов продолжают яростное сопротивление. Отныне женщина получила не только право на оргазм и самоудовлетворение – ей разрешили, в рамках закона, не страдать от нежелательной или угрожающей здоровью беременности. Католическая церковь в свою очередь запретила разом и противозачаточные таблетки, и аборты. Она разрешила в качестве контроля за зачатием использовать лишь метод Огино.

Остроумное техническое изобретение на базе этого метода было представлено публике в октябре 1996 года. В начале менструального цикла надо нажать на кнопку, загорится зеленая лампочка, а когда ее свет сменится желтым, женщине следует при помощи того же прибора протестировать мочу. Если загорится красная лампочка, это значит, что в ближайшие 6– 10 дней можно забеременеть. Преимущество метода состоит в том, что женщина может сама решать, не прибегая к другим противозачаточным средствам, хочет ли она зачать ребенка. Метод Огино, появление таблеток и, быть может, какие-то завтрашние пока неизвестные контрацептивы сделали очевидным одно: дочери Евы могут быть совершенно на равных с партнерами-мужчинами в сексуальных отношениях, если они психологически готовы к такому равенству.

Вибраторы

В последние десятилетия ХХ века наступил новый, «технический» этап на пути обретения сладострастного наслаждения. И снова новшества идут из Америки, развернувшей целую индустрию эротических и сладострастных приспособлений как для самоудовлетворения, так и для пары, до сих пор имевших хождение только в специальных магазинах (sex shops) наиболее терпимых стран Запада. В 1977 году в Калифорнии был открыт специальный магазин «Знатные вибраторы со складов Западного побережья». Его товарооборот поначалу был скромным – около 15 тысяч долларов в год, но к 2000 году объем продаж вырос до 8 миллионов долларов в год; среди прочего магазин продавал 134 тысяч вибромассажеров (а мог бы продать и миллион). На рубеже тысячелетий в США действуют 4 большие мануфактуры по производству сексуальных игрушек, персонал каждой насчитывает более сотни человек. Среди этих мануфактур – и самая большая в мире фабрика До Джонсона. Европа не отстает. К настоящему времени на континенте насчитывается не меньше дюжины подобных производств.

Глобализация наслаждения пошла полным ходом!

На сайте в Интернете предлагаются силиконовые пенисы с изображением Иисуса, Девы Марии или Будды. Теперь уже сексологам не надо доказывать в исследованиях, что мастурбация и эротические игры – нормальное явление. Интернет, печатные и аудиовизуальные средства массовой информации в изобилии дают советы и пропагандируют способы стимуляции. Более того, пышным цветом расцвела мощная отрасль эротической коммерции, и вряд ли теперь поборники нравственности могут изменить ход вещей. Мы не отдаем себе отчета в том, насколько важными для современного сексуального освобождения оказались законы рынка... Странная инверсия ценностей! Ведь когда-то «рукоблудие» было осуждено Тиссо, а потом и врачами XIX века как расточительство! А в наши дни оно становится способом первоначального накопления капитала, и именно это превращает его в обычное явление гораздо эффективнее, чем работы Кинси или Мейстерса и Джонсон.

Как следствие – постепенное ослабление табу на мастурбацию в США, особенно у молодого поколения. Если в исследовании Кинси 1953 года указывалось, что только 40 % женщин мастурбировали до первого сексуального сношения, то к 1990 году уже можно говорить о более чем двух третях женщин и почти 100 % мужчин.

Результаты свидетельствуют не только о том, что мастурбацией стали заниматься без чувства вины, но и о том, что опрошенные не стыдятся отвечать анкетирующему, а подобный стыд несомненно искажал реальную картину в середине ХХ века.

То, что было изгнано, возвращается. Эротические игрушки и искусственные пенисы открыто продавались на улицах Лондона еще в XVIII веке. Считалось, что они невероятно чувственны и, разумеется, привезены в Англию из Франции. Их современные варианты весьма многообразны. Некоторые родились в Америке в исследовательских целях: они позволяют имитировать движение половых органов при соитии.

Речь идет о дорогостоящих прозрачных пластиковых аппаратах, куда вставляется пленка, и таким образом фотографируется внутренность вагины. Эти аппараты снабжены переключателями скорости и глубины проникновения, они используют электрическую энергию и представляют собой нечто вроде машины для бесконечного оргазма. Другие – просто вибромассажеры, вполне невинные с виду, что облегчает их продажу. Не обязательно электрические, они вырезаны прихотливым образом и имеют самые разнообразные формы.

Особо изобретательное приспособление появилось в Японии около 1970 года. Оно называется «рин-но-тама», или «ватама», или «бен-ва» и состоит из двух полых шариков величиной с голубиное яйцо, причем в один из них налито немного ртути. Пустой шарик вводится во влагалище, за ним второй, а завершает дело мятая бумага или вата. С этого момента женщина может получать наслаждения, ничем не выдавая себя.

Ей достаточно покачаться на качелях или в кресле-качалке, как шарики начинают скользить внутри влагалища и давят на стенки подобно мужскому члену.

Любители секса на покачивающемся ложе не ожидали такого развития идеи!

Наконец, вариант 1990 года – «кожаная бабочка», нечто вроде электрического вибрирующего яйца. Женщина может незаметно удерживать его во влагалище, например, во время романтического ужина при свечах.

Все эти приспособления, даже самые скромные, не пользуются слишком большим спросом. Быть может, феминистки могут найти в этом еще одно доказательство своей правоты: они считают, что клиторное возбуждение, вопреки мнению Фрейда, превосходит вагинальное.

На пороге нового сексуального договора?

Европа пошла по пути сексуального освобождения раньше, чем Соединенные Штаты: противозачаточные таблетки, представление о женском оргазме, эротические игрушки вошли в европейскую культуру давно, и этим дело не ограничилось. В протестантских странах, в частности в Скандинавии и Нидерландах, общество весьма терпимо относится к свободе нравов, обнаженному телу, продаже порнографических изданий в киосках. Найдены способы регулирования древнейшей профессии, о чем свидетельствуют витрины в Амстердаме и Гамбурге, за которыми проститутки выставляют напоказ свои прелести.

Католические страны более сдержанны, но и там после событий мая 1968 года ослабли многие запреты. Законодательство ответило на изменения в общественном сознании, в частности, легализацией абортов (во Франции по закону Вейля от 17 января 1975 года), разводов, признанием гомосексуалистов и утверждением разных форм сожительства людей одного пола (Пакт о гражданской солидарности в стране Вольтера). В Старом Свете нет тех ножниц между суровыми традиционными законами, которые сохраняются в теории, но редко применяются на практике, и реальным поведением, что так характерны для американской культуры. Если что-то в законодательстве не устраивает общественное мнение, оно игнорирует установленные строгости, а законодатели в конце концов приспосабливаются и меняют правовые нормы, касающиеся гетеросексуальной семьи – многовековой основы западного общества.

Как изменяется представление о любви

В начале третьего тысячелетия по обе стороны Атлантики происходят перемены во взаимоотношениях полов484. В обществе всегда существует негласный контракт между полами, и он составляет существенную часть общественного договора в целом. Он зависит не столько от воли личностей, сколько от целей и задач цивилизации в целом. Чувство свободы, возникшее в Европе и Соединенных Штатах после 1968 года, появилось благодаря деятельности отдельных личностей и одновременно как результат всеобщих усилий.

С этой точки зрения любовь нельзя считать исключительно личным чувством, так как «мы любим и страдаем, следуя культурным предписаниям». Любовь можно также считать определенным «коммуникационным кодом», тесно связанным с принципиальными параметрами человеческого сообщества и с изменениями, в нем происходящими .

На Западе этот код, ограниченный взаимоотношениями внутри гетеросексуальной пары, впервые претерпел изменения в XVII веке. До этого он строился на возвышенном идеале средневековой куртуазной любви, а в XVII веке в него вошли представления о чувственности как о непременном условии любовной связи.

Литература заговорила о любви и страсти и открыто стала выяснять, в чем различие между ними. Следующий поворот произошел около 1800 года, когда стали разделяться любовь-страсть и романтическая любовь. Никлас Люман считает, что в это время окончательно отступила традиционная модель мира, основанная на семье в узком смысле слова, религии и морали. На смену ей пришла современная модель, построенная как функциональная система, все элементы которой – экономика, политика, закон, искусство, частная жизнь и пр. – развиваются автономно и при этом сохраняют тесную взаимозависимость. Его основная гипотеза состояла в том, что существенные перемены в любовной семантике приходят обычно вместе с обновлением коммуникационной символики в целом; процесс обновления приводит к тому, что душевные взаимоотношения между людьми становятся более интенсивными. Однако то, что лежит в основе личности, – память, особенности поведения – никогда не может быть целиком понято другим, тем более что и сама личность не всегда понимает себя до конца. Таким образом, взаимоотношения между людьми в основном регулируются правилами и нормами, которые позволяют принять или отторгнуть эгоцентрическое ви́дение мира, свойственное каждому из нас. Как мы помним, Уолтер, автор «Моей тайной жизни», несколько раз говорит о том, что рассказывать о своей жизни он стал из-за неистребимой потребности понять, испытывают ли его современники те же эротические ощущения, что и он. Он часто признается, что трудно описать свои чувства, не имея возможности сравнить их с чувствами других, ибо суровые табу викторианского английского общества не позволяют говорить о подобных вещах

В ХХ веке любовный кодекс продолжает развиваться. Кажется, что развитие индивидуализма обостряет эгоистическое стремление к удовольствиям плоти. Однако, по сути, нет ничего более связанного с законами общества, чем половые отношения. Более того, со времен шестидесятых сексуальные достижения превратились в мерило жизненного успеха в целом.

Западная семантика чувств распространилась на весь мир, плотское наслаждение стало метафорой удовольствия вообще, а получение удовольствия теперь воспринимается как максимальное воплощения собственного «я» . В ходе потрясений, случившихся в конце ХХ века, «сексуальный договор» принял совершенно новые формы. Уже с 1971 года можно было предвидеть, что в скором времени исчезнет старая модель взаимоотношений между полами, основанная на долгом предварительном ухаживании, воздержании от соитий между женихом и невестой до свадьбы и двойном мужском стандарте, который давал возможность жениху, так же как впоследствии мужу, посещать проституток и набираться у них сексуального опыта. В 1960-е годы девственность лишилась былой значимости, чему способствовало развитие контрацепции. Более того, девственность теперь воспринималась не как достоинство, а как синоним чувственной неразвитости или несостоятельности. Добрачные половые отношения стали нормой у молодежи, однако подчас родители, воспитанные на других принципах, не понимали детей. Новые поколения не должны больше ограничиваться «дозволенными» ласками, а поэтому они реже прибегают к мастурбации, чем молодежь былых времен.

Однако некоторые моралисты говорят, что утверждается своего рода «тирания оргазма». Действительно, необходимость быть на высоте диктует свои законы как мужчинам, так и женщинам – похвальное равенство, если только оно не порождает чувство фрустрации у тех производителей, кто в условиях конкуренции не может полностью удовлетворить ожидания потребителей!

Право на наслаждение

Через тридцать лет после 1960-х, в самом конце ХХ века, принципиальные изменения в сексуальных и общественных отношениях стали очевидны. Невозможно отрицать кризис или упадок традиционного представления о супружеской паре, скрепленной священными узами брака. Законный брак все чаще завершается разводом. Это происходит и в Европе, и в Соединенных Штатах. В США, где царит дух практичности и вкус к поиску наиболее эффективного решения любого дела, даже была изобретена машина, похожая на автомат-проигрыватель пластинок, позволяющая максимально быстро получить весь набор необходимых для развода документов. Рост числа разводов отчасти объясняется существенным увеличением продолжительности жизни. Супруги теперь живут вместе гораздо дольше, чем до середины ХХ века, когда голод, неизлечимые болезни, войны часто обрывали счастливые союзы. Кроме того, раньше существовали незыблемые и нерасторжимые обязательства, а наши современники не боятся сменить партнера на том лишь основании, что они хотят получить больше удовольствия. Сейчас наслаждение стало и правом, и долгом.

Родилась и своеобразная индустрия наслаждения. В стране дяди Сэма не только процветает рынок эротических игрушек – продажная любовь поднялась на новую высоту. В 1967 году в штате Невада впервые был легализован бордель. К концу XХ века их было уже не меньше 36. Публичные дома скромно размещаются в удаленных кварталах, но при этом существует «Официальный путеводитель по публичным домам Невады». В одном из публичных домов, очевидно в образовательных целях, находится и музей проституции. Коммерческий успех домов терпимости привлек внимание инвесторов. К концу 1990-х годов некая финансовая группа задумала построить в окрестностях Лас-Вегаса роскошное заведение с площадками для гольфа, бассейном, теннисными кортами и 500 отборными профессионалками. Строительство должно было обойтись в 130 миллионов долларов. Предположительная стоимость недельного пребывания со всеми удовольствиями – 7 тысяч долларов с человека.

Все говорит о том, что наступает эпоха секса без зачатия.

Однако это не значит, что в третьем тысячелетии Homo sapiens самоуничтожается, – просто теперь производительная функция и эротическое удовольствие разделяются. Значение и того и другого в жизни людей попрежнему очень велико, но многие не видят особой проблемы в том, чтобы разделить наслаждение и воспроизводство себе подобных. Изобилие продовольствия, высокая продолжительность жизни, причем жизни благоустроенной – все то, что было недоступно нашим предкам, – повысило требования к эротическим наслаждениям и к деторождению. Возросшие плотские аппетиты вовсе не уничтожили стремление иметь детей. Скорее наоборот: хотя некоторые моралисты и предсказывают скорый конец света и вырождение белой расы в связи с падением рождаемости, роль молодежи в обществе никогда не была так высока, как сейчас. Молодых опекают и защищают от всевозможных опасностей.

Детская смертность, уровень которой существенно снизился, стала рассматриваться как нечто из ряда вон выходящее. Педофилия воспринимается как тягчайшее преступление против человечества, о чем свидетельствует, в частности, скандал вокруг дела Дютру в Бельгии. Законодательство США предусматривает самые строгие наказания за любое насилие над несовершеннолетними.

Теперь ради того, чтобы завести потомков и любить их, не обязательно вступать в брак, и это обстоятельство принципиально изменило положение вещей. Родители-одиночки, однополые пары отстаивают свое право иметь детей. Более того, появились способы консервации спермы и искусственного оплодотворения, благодаря чему стало возможным то, что еще несколько десятилетий назад казалось совершенной фантастикой. Теперь женщина может забеременеть, не вступая в половые сношения; возможность иметь ребенка появилась и у тех. кто вышел из детородного возраста. Оплодотворение в пробирке применяется все чаще. В 1996 году в Соединенных Штатах было 64 тысячи подобных случаев, а к 2001 году их количество возросло до 110 тысяч.

Возникают и множатся клиники, специализирующиеся на искусственном оплодотворении, так как дело приносит немалую прибыль: расходы пациента на одну попытку оплодотворения достигают 25 тысяч долларов. Однако с возрастом шансы на успех падают.

Для 35-летних женщин вероятность забеременеть в результате искусственного оплодотворения составляет 35 %, между 35 и 40 годами – 20 %, между 40 и 42 годами – 10 % 495. Появляются и другие узаконенные способы обзавестись ребенком, например воспользоваться услугами суррогатной матери, а со временем, быть может, появится и возможность клонирования... Этические и нравственные правила воздвигают свои препоны, но они со временем меняются в соответствии с переосмыслением общественных отношений. Некоторые люди мечтают о том времени, когда падет последняя биологическая преграда и ребенка сможет вынашивать не только женщина...