Сексология | Доклад Кинси – сексуальн…

Доклад Кинси – сексуальная бомба

Доклад Кинси – сексуальная бомба

Шестидесятые имели особое значение как в Европе, так и в Северной Америке.

Произошли огромные перемены, особенно в сфере культуры. К началу XXI века «шестидесятники» стали папами и мамами, породившими «бэби-бум», и увидели, как появляются их прямые наследники и наследники наследников. Все три поколения оставили свой специфический след на ткани нашей культуры, и в последующем поколении уже тоже начинает проявляться некий особый отпечаток. Четыре последовательно сменяющихся пласта трудно рассматривать как единое целое. Изменения происходили очень быстро, кроме того, следует учитывать различия, обусловленные социальной принадлежностью, финансовыми возможностями, образовательным и интеллектуальным уровнем. В рамках одной книги невозможно учесть все подобные нюансы.

Важно определить самое существенное, для того чтобы понять, была ли революция шестидесятых радикальным переворотом в европейской культуре или речь шла об очередном цикле свободы, за которым в принципе может последовать репрессивный цикл, как это уже случалось ранее.

Историю переворота следует отсчитывать от 1948 года, когда в Филадельфии вышел первый доклад Альфреда Чарльза Кинси. Доклад был невероятно смелым для того времени и вызвал бурную полемику. Он приоткрыл завесу над тайнами мужской сексуальности, о которой до сих пор говорили редко и неохотно. Вслед за Кинси на штурм проблемы ринулись и другие исследователи, причем не столько в Соединенных Штатах, сколько на Старом Континенте.

Пришло время вплотную заняться изучением некогда запретной темы. Одновременно с изучением мужской сексуальности проводятся многочисленные опросы, призванные выявить роль наслаждения у женщин после того как они, впервые за всю историю существования человечества, обрели право самостоятельно решать, зачать ребенка или нет в конкретном половом сношении. Обретение такой возможности стало подлинной революцией! Мы еще не оценили до конца всей глубины ее последствий, но они сразу сказались на взаимоотношениях между людьми.

Волны потрясений докатились и до прочих сфер проявления сексуальности. За полвека гомосексуализм перестал восприниматься как ненормальное явление, по крайней мере в Европе. По другую сторону Атлантики проблема остается сложной: в начале 2000-х годов здесь развернулась страстная полемика по поводу того, надо ли узаконить браки межу геями.

В прошедшие века вопрос о взаимосвязи сексуальности и наслаждения был настолько важен для нашей цивилизации, что его обсуждение было табуировано, так же как обсуждение великих основополагающих мифов. Радикальное изменение, внесенное Кинси, сделало возможным глубинные сдвиги в постижении Субъектом своих взаимоотношений с другими людьми. Эти сдвиги еще более усилились, когда справедливость великих идеологий оказалась под сомнением. На мировую арену вышли самые разные цивилизации и бросили вызов западной модели общественного договора. К этому вызову следовало приспособиться. Кроме того, отныне нельзя было не учитывать несокрушимое движение личности к преуспеянию, возникшее под влиянием мощных гедонистических течений. На пороге третьего тысячелетия тело и душа больше не говорят в унисон.

Вместе с тем главенство личности – это всего лишь метафора, призванная объяснить происходящие в культуре метаморфозы. Человек в наши дни желает обрести счастье при жизни и как можно скорее, что не мешает ему размышлять о судьбе последующих поколений и о том, что ждет его на том свете. Уклончивые ответы церкви и больших идеологий уже недостаточны; человек попадает в плен противоречий, которые могут оказаться как созидательными, так и весьма болезненными. Через полвека после разработок Кинси и его команды Америка столкнулась с формированием новых взаимоотношений тела и души, на которых зиждутся все социальные связи, и пытается, в отличие от Европы, сохранить принципы гетеросексуальной семьи и контроля над сладострастными желаниями.

Достаточно раскрыть объемистый доклад Кинси 1948 года, как становится понятно: США того времени благоговейно унаследовали европейскую модель репрессивного отношения к половым вопросам. Кинси впервые показал, каково в реальности сексуальное поведение жителей одной из самых пуританских стран. Он поистине открыл ящик Пандоры. Среди явлений, так или иначе связанных с исследованиями Кинси, и калифорнийское движение за «Мир и любовь», и борьба за сексуальное освобождение, а также за признание женщинами права на оргазм. Все те, кого до сих пор считали «ненормальными» или даже извращенцами, предъявили свои требования. В целом доклад произвел эффект, подобный землетрясению, особенно ощутимый в стране с ярко выраженными культурными контрастами.

Альфред Чарльз Кинси (1894–1956), глава Института исследований сексуальных проблем при Университете Индианы, провел в 1938 году масштабный социологический опрос, касающийся реальной половой жизни американцев. Результаты опроса были опубликованы в двух томах.

Первый вышел в 1948 году, он содержал данные о сексуальном поведении мужчин.
Второй том, с данными о сексуальном поведении женщин, вышел в 1953 году.

Основная методика исследования – комментарии к статистическим данным, сгруппированным по самым разным критериям: пол, возраст, географическое происхождение, уровень образования, сфера деятельности, гражданское состояние и т. п. Выводы делаются бесстрастным описательным языком. Однако трудно удержаться от попытки представить, как в 1948 году, читая 800 страниц первого тома отчета, написанного просто и безыскусно, люди либо задыхались от гнева, либо безудержно смеялись.

Так, например, автор приходит к выводу, что частота сексуальных сношений с животными весьма различается по регионам и особенно высока на северо-востоке США. Кроме того, отмечено, что 6 % мужского населения в подростковом возрасте предаются этому занятию, а среди холостяков старше 20 лет их всего 1 %; 11 % крестьян в возрасте от 11 до 15 лет совокупляются с животными до 8 раз в неделю

Самый захватывающий аспект систематического ученого исследования состоял в том, что обнаружилось вопиющее противоречие между заданной нормой и реальным поведением американцев. Кинси и его сотрудники подчеркивали, что в современном им американском обществе существует репрессивная «англо-американская» модель отношения к сексуальности. Она унаследовала нормы христианской морали, для которой сексуальные сношения – лишь путь к продолжению рода, а «любая форма социо-сексуальной деятельности вне брака» исключена. Кроме того, отношения внутри брачного союза должны быть направлены исключительно на зачатие, причем это касается как продолжительности, так и способов соития. Холостяк, вдовец или разведенный теоретически не имеют права на сексуальную жизнь, так как не могут законным образом способствовать продолжению рода. На том же основании гомосексуалисты и любители самоудовлетворения морально порицаются, а в случае активного нарушения правил – преследуются по закону. Законы США квалифицируют любую сексуальную активность до, вне или после брака как аномальную и незаконную и рассматривают ее, в зависимости от конкретного случая, как насилие, прелюбодеяние, проституцию, инцест, сексуальную агрессию или нарушение общественной благопристойности. Подобным образом подлежит наказанию любой гомосексуальный контакт и скотоложество.

Оральный или анальный секс, в том числе между супругами, состоящими в законном браке, также карается законом (если кто-то сообщает в юридические инстанции о случае такого сношения). Петтинг (взаимные прикосновения и нескромные ласки), которым так часто занимаются подростки, может быть квалифицирован как сексуальная агрессия против малолетних или как деяние, содержащее угрозу нравственности для несовершеннолетних, даже если оба партнера добровольно ласкают друг друга.

Малейшее проявление эротического влечения публично или просто в присутствии коголибо постороннего влекут за собой обвинение в «правонарушении» и «оскорблении общественной благопристойности». Особенно серьезным правонарушением является мастурбация. В 1905 году штат Индиана принял закон о том, что поощрение этого порока само по себе содержит состав преступления и может быть наказуемо как содомия. Некоторые образовательные учреждения предписывают физически воздействовать на тех, кто уличен в мастурбации. Морская академия Аннаполиса рассматривает это пристрастие как достаточный аргумент для того, чтобы отказать кандидату в приеме в академию.

Во второй части исследования Кинси настаивает на том, что господствующие нравственные нормы сексуального поведения весьма двойственны. С одной стороны, религия, закон, психологи и психиатры, разделяя мнение большинства, говорят о том, что гетеросексуальные отношения наиболее желательны и благоприятны для общества. Но те же самые институты яростно осуждают гетеросексуальные сношения вне брака, что в глазах подростков лишает эти доводы убедительности.

В 1953 году большинство штатов все еще запрещало несовершеннолетним вступать в половые сношения. При этом возраст совершеннолетия в разных штатах колеблется от 14 лет до 21 года. Особую строгость суды, как правило, проявляют к нарушителям моложе 20 лет из разных социальных кругов или разных рас, а самые тяжелые последствия влечет за собой связь взрослого мужчины и несовершеннолетней девушки . Можно сказать, что пуританская Америка 1950-х годов являет в законсервированном виде ту сексуальную идеологию, что существовала в Европе XVII века во времена запрета на наслаждение как таковое. Даже эротическая литература того времени настаивала на необходимости продолжения рода и экономии драгоценного семени. Церкви всех конфессий и законы рассматривали любые отношения вне брака как преступные и нечистые, а самыми гнусными считались гомосексуальные контакты, инцест и сношения с животными. Терпеливо ожидая супружеского счастья, иногда весьма долго, девушки должны были хранить в неприкосновенности свою девственность и избегать мастурбации. Единственное отличие норм, описанных Кинси, от тех, что существовали в Европе XVII века, заключается в том, что в XVII веке женский оргазм считался необходимым условием для благополучного зачатия.

В дальнейшем викторианские радетели морали провозгласили, что к наслаждению в половом акте стремятся лишь проститутки, а не честные супруги. В середине XX века Соединенные Штаты сумели соединить эти два положения из исторического наследия. Религия, общепринятая мораль и законы не просто навязывают идеал исключительно супружеских сексуальных отношений, направленных только на продолжение рода, и угрожают всевозможными карами за отклонение от нормы.

Следуя викторианской традиции, они к тому же сурово ограничивают вкус к плотским утехам, особенно у женщин, даже в законных супружеских отношениях. Коллеги Кинси установили, что большинство современников не выдерживают суровых ограничений и предписаний. Логично предположить, что невозможность соответствовать норме влечет за собой фрустрацию или, во всяком случае, возникновение чувства вины. Однако в опросниках нет соответствующего пункта. Через 50 лет после доклада Кинси пуританские оковы все еще давят тяжелым грузом на страну дяди Сэма.

Кинси опасался, что буквальное истолкование антимастурбационного законодательства 1905 года штата Индиана способно навлечь неприятности на тех преподавателей или исследователей, кто станет утверждать, что самоудовлетворение не вызовет расстройств в организме. Такое утверждение может быть приравнено к поощрению порока. В декабре 1994 года Жослен Илдерс, главный врач в администрации Клинтона, была смещена с должности. Причиной отставки послужила речь Илдерс на сессии ООН, посвященной СПИДу, в которой она сказала, что, быть может, в школах следовало бы подробней рассказывать детям о мастурбации. Глава государства, комментируя произошедшее на пресс-конференции в Майами, заметил, что такой взгляд на вещи расходится с политикой кабинета и с его собственными убеждениями. Позиция Илдерс шокировала и правящую Демократическую партию, и традиционно настроенные христианские круги. Стало очевидно, что табу все еще живо в США и разделяется большинством американцев.

Если обратиться к другому событию недавнего прошлого, то станет очевидно, как сталкиваются между собой в «войне культур» мнения противоположных сторон – консервативной и прогрессивной.

Эти столкновения происходят по поводу семейного законодательства, абортов, однополых браков и просто в связи с утверждением права каждого человека на собственную сексуальную жизнь. Маркус Диксон, человек с темным цветом кожи и прекрасный спортсмен, был одним из кандидатов на стипендию в университете Вандербильта. Он жил в Риме – небольшом городке штата Джорджия, населенном по преимуществу белыми. Жизнь Диксона круто изменилась в начале 2004 года. Он вступил в связь с девочкой из своей школы, которой было 15 лет и 9 месяцев, то есть несовершеннолетней (ему самому в то время уже исполнилось 18) и к тому же белой. Его приговорили к 10 годам тюрьмы. Суд присяжных, состоявший из 9 белых и 3 чернокожих, отверг обвинение в насилии в прямом смысле слова, но признал Маркуса виновным в «половой связи с несовершеннолетней», «отягченной покушением на растление малолетней». Первый пункт обвинения применяется к любым делам о половых сношениях с несовершеннолетними, даже при взаимном согласии, и максимальное наказание, предусмотренное за это преступление, – год тюрьмы (Джорджия входит в число 35 штатов, принявших так называемый закон «Ромео и Джульетты», по которому санкции против половых связей подростков смягчены или отменены).

Однако второй пункт обвинения был гораздо серьезнее.

В 1995 году законодатели включили это преступление в число так называемых «семи смертных грехов», и оно карается 10 годами заключения. В данном случае закон был применен, так как жертва «насилия» была девственницей. Кроме того, были зафиксированы повреждения на влагалище и следы укусов на губах, что могло быть истолковано как подтверждение того, что сношение состоялось против ее воли. Лишь немногие причастные к делу знали, какие последствия может повлечь судебное и медицинское заключение. После вынесения приговора пятеро присяжных заявили, что проголосовали бы иначе, знай они, что Маркус окажется за решеткой на столь долгий срок. Наказание было слишком строгим для обычного сексуального контакта между тинейджерами, тем более что в Джорджии подобные решения по таким делам никогда не выносились. «Нью-Йорк таймс» яростно обрушилась на «несправедливое решение в стиле старых южных традиций». Прокурор округа отверг обвинение в расовой предвзятости, сославшись на то, что Маркусу уже дважды выносилось предупреждение за недостойное сексуальное поведение. Первый раз – за то, что он обнажил при всех половые органы, а второй – за то, что держал руку на нижней части брюк своей одноклассницы.

Старые запреты, тяготеющие над юношеской сексуальностью, не исчезли и в юриспруденции начала XXI века. «Агрессия» против несовершеннолетней «жертвы» может дорого обойтись совершеннолетнему другой расы. Девушка Маркуса сама заявила, что не хотела, чтобы отец видел их вместе, потому что он «расист» и убил бы ее за «связь с негром». Общественное мнение не едино на этот счет, о чем свидетельствуют, в частности, законы «Ромео и Джульетты», принятые в большинстве штатов, реакция некоторых присяжных в Джорджии, скандальная статья в «Нью-Йорк таймс» и движение в защиту Маркуса Диксона, представителям которого удалось добиться досрочного освобождения юноши. Подобные процессы случаются редко, они скорее исключение, чем правило, но строгость вынесенного приговора весьма символична сама по себе. Законы стремятся раздавить отдельных нарушителей в назидание прочим, но большинству удается ускользнуть. По сути дела, общество смотрит сквозь пальцы на нарушение общественных норм и запретов, и исследование Кинси вновь подтвердило это.